• $ USD 00,00
  • € EUR 00,00
Для одних это прошлое, а для других сама жизнь

Для одних это прошлое, а для других сама жизнь

Рукописные книги XV века, книжки-малютки с едва читаемым шрифтом, первые издания, полученные типографским способом – на выставке«Свет дневной есть слово книжное: книжно-рукописная традиция старообрядцев Урала» есть на что обратить внимание и потратить свое время! С уникальными экспонатами из лаборатории археографических исследований УрФУ впервые так обстоятельно познакомиться можно в музее истории Екатеринбурга.

«Это гордость для всей России»

Духовная литература за пять веков русской истории оказалась собрана в одном зале. Подготовили выставку профессионалы своего дела, и надо ли удивляться, что органичным вплетением в нее стали иконы, лестовки (древнерусские четки), гравюры и русские народные костюмы — в частности, косоклинный сарафан, который женщины надевали (а современные старообрядцы и продолжают надевать) на богослужения, и классический кафтан — вид мужской церковной одежды. На их фоне гости выставки — мужчины в строгих костюмах, женщины в деловых нарядах и молодежь в джинсах и свитерах смотрелись, мягко говоря, странновато, однако и для них это было не рядовым зрелищем.

По словам директора Музея истории Екатеринбурга Сергея Каменского, подобная выставка стала бы гордостью не только для любого культурного учреждения и даже не только для уральской столицы, но и для всей России.

- Она посвящена коренной книжно-духовной культуре тех людей, кто вXVII веке не принял реформу патриарха Никона, но, помимо этого, мы решили посвятить ее своему городу, поскольку выставка позволяет лучше понять его, иначе осмыслить историю Екатеринбурга, тесно связанную с прошлым страны, хотя в чем-то и разительно отличающуюся от нее, - говорит Сергей Юрьевич и признается, что, глядя на эти книги, а главное, вчитываясь в смыслы, которые несет церковнославянский язык, возникает уверенность, что музею необходима не временная выставка, как эта, а постоянная тематическая экспозиция, которую должны и наверняка будут посещать и жители, и гости Среднего Урала.

Не случайно в 2019 году здесь уже наметили открытие экспозиции, из которой посетители смогут узнать историю завода, который в XIX веке стал полноценным городом на карте России. Она будет посвящена концуXVIII – началу XIX века, то есть тому периоду, когда Екатеринбург сделал мощный рывок вперед в своем развитии. И теме быта старообрядцев, людей, чей вклад в процветание территории неоценим, решено уделить значительное место.

- В этом контексте «Свет дневной» - это и о прошлом, и о будущем Екатеринбурга, который, уже не как небольшой город, а как огромный мегаполис продолжит двигаться вперед, опираясь на тот по-настоящему русский мир, созданный хранителями дореформенного православия, - добавил он в уверенности, что знание о былом, успешное извлечение ошибок и успехов, позволяет современной власти мыслить логически и стратегически.

- Это очень тонкая, деликатная тема — старорусская книжность, - уверена Лариса Петрова, главный специалист по музейной деятельности Управления культуры Екатеринбурга, отмечая, что произносить речи, глядя на фолианты, чудом сохранившиеся до наших дней, и созерцая экспонаты, которых сегодня не встретить ни в квартирах, ни в подавляющем большинстве церквей и даже монастырей, ей особенно трепетно и радостно.

Без гонений и книг бы не было...

Руководитель лаборатории археографических исследований Уральского Федерального Университета Ирина Починская отмечает: цель выставки — заострить внимание думающей аудитории на духовную жизнь православных людей, которые под страхом смерти сберегали веру и все то, без чего, по их мнению, немыслимо прославление Христа: речь, конечно, в первую очередь, о книгах, в которых содержатся молитвы. Впрочем, парадокс ситуации в том, что многих из этих книг не появилось бы, если бы не гонения на тех, кто отказался принимать новины церковной реформы. Судите сами: откуда бы, к примеру, появились книжки-малютки, которые создавались не из любви к оригинальному и прекрасному, а из элементарного желания уместить объемные тексты в малом формате, который легко переносить с собой с места на место, и всегда легко передать тем, кто в них тоже нуждается.

- Главное, что составляет основу жизни староверов, это древнерусская традиция создания, сохранения и тиражирования книг, - говорит она и особо отмечает, что под этими витринами — та значимая страница отечественной культуры и истории, которые практически неизвестны не только простым горожанам или «продвинутым» краеведам, но даже и многим специалистам-гуманитариям.

Поэтому у авторов была достаточноамбициозная цель объять необъятное и, по их словам, «хотя бы пунктирно» показать и многообразие, и специфику, и уникальность старообрядческой книжности.

Ирина Починская уверена: старорусская традиция сохранения наглядной и используемой в повседневности литературы жива и в наши дни. Это подтверждает тезис о том, что эти книги являются реально действующим элементом культуры. Старообрядцы не только сохранили свою книжность, но и приумножают ее. Историки не скрывают, что все эти книги дают об истории России такую колоссальную информацию, которую не несут никакие другие источники, в том числе и архивные материалы, какими бы редчайшими и уникальными они не были. На страницах фолиантов археографы находят редчайшие свидетельства того, о чем люди думали и волновались, что их тревожило, беспокоило, к чему они относились равнодушно и, сверх того, как они решали все свои неизбежно возникающие проблемы.

- Их ментальность, мышление отражаются на страницах всех книг, - продолжается она, указывая на памятники далеко не только молитвенные — здесь есть и исторические произведения, и полемические, в которых отражается жесткая, подчас явно непримиримая позиция старообрядцев по тем или иным принципиальным для них религиозным вопросам.

За тридцать лет — 6000 памятников

Уникальность выставки в том, что все представленные экспонаты являются собственностью фондов археографической лаборатории. Они формировались с начала 1970 годов по 2002 годы в многочисленных экспедициях по всему Большому Уралу (Свердловской, Челябинской областям, частично Башкирии и Пермскому краю) и некоторым сопредельным территориям, с которыми осевшие в этих местах древлеправославные христиане поддерживали тесные дружеские отношения. Ученым есть чем гордиться: хранилище ЛАИ УрФУ, являющееся крупнейшим на восток от Санкт-Петербурга и Москвы, в наши дни насчитывает порядка 6000 книжных памятников, при этом самые ранние «корнями» уходят в XVвек.

Выставка, открывшаяся в Музее истории Екатеринбурга, оказалась одной из самых больших за последние годы, и в то же время не собрала и сотой части от того, чем «богата» университетская лаборатория. Ученые объясняют: дело не в нежелании показывать свое «достояние», но в крайней сложности обеспечить специальные условия для обеспечения сохранности этих книг — не только физической, но и технической.

- Наконец-то, благодаря музею, город знакомится с такой неординарной и безусловно интересной стороной жизни и культуры России, - говорит Ирина Починская.

Директор института гуманитарных наук УрФУ Эльвира Соманюк, конечно, видела все те уникальные экспонаты, полученные в командировках учеными, однако признается: любоваться ими не в тусклом свете лаборатории, а под прожекторами искусно оформленных витрин, гораздо приятнее.

- Нашим ученым не всегда хватает времени и сил поделиться результатами своей работы, поэтому выставка — это праздник для них, - уверена она, отмечая, что ее подчиненные ведут колоссальную исследовательскую работу, по крупицам сохраняя историю государства Российского, историю Урала, являющуюся достоянием всех людей, всеобщим культурным наследием.

Наследием своих предков с радостью поделились и сами старообрядцы — гостями выставки стал хор екатеринбургского храма Русской Православной Старообрядческой Церкви во имя Рожества Христова.

Организаторы, представляя «чтущих и поющих», без доли иронии отметили: «Это наши благодетели, без которых история Урала за последние века была бы совсем иной». Священник Павел Зырянов был краток, но сразу заметил: говорить в прошлом о старообрядцах, их культуре, быте и ценностях — не только нежелательно, но и несправедливо: «Мы же стоим перед вами!»

Словно игра на струнах души

- Эти книги для нас не экспонаты — их мы с детства видели и на службах, и в своих домах, читали их с нашими отцами, с дедушками и бабушками, а теперь из современных книг, полностью сохраняющих содержание и трех, и пяти, и семивековой давности, исполним несколько молитвенных песнопений, - сказал он.

Говорят, чтобы по-настоящему оценить мрак, надо оказаться в нем. Так и осьмигласное пение, называемое так по числу исполняемых гласов. Можно сколь угодно долго описывать его, но пока не услышишь этот древний мотив и уникальное звучание, не поймешь, что это такое. Вот и стихеры, звучавшие в этот день в музее, не могли, да и не оставили равнодушными многочисленных зрителей. Люди словно обратили взоры в прошлое, когда пели старообрядцы — они словно играли на струнах душ горожан. И делали это так органично, словно не вместе с ними пришли в музей, а спустились откуда-то с неба, где пребывали в ожидании, когда же их пригласят отворить дверь современности, чтобы вдохнуть в этот зал ту духовность и душевность напевов, без которых не обходится ни одно старообрядческое богослужение. Наверное, это был первый раз, когда своды помещений городского музея отразили и приумножили привычные одним, но неслыханные для других звуки молитв. Их исполняли «с листа», на котором не было нот и слов в привычном нам понимании: староверы пели по крюкам — древнерусской музыкальной азбуке, которая сохранилась только у них в книгах, и доступная для понимания только им.

Церемония открытия выставки продолжилась и уникальной экскурсией, которую тем, кто не попал сюда в этот день, услышать и увидеть больше не удастся. Гостей по залу провел старший научный сотрудник ЛАИ УрФУ Сергей Белобородов, который свой предмет знает идеально — шутка ли, именно он добыл для своей лаборатории некоторые уникальные экземпляры, о которых и сказал несколько слов. Но начал с сожаления о том, что не часто ему и его коллегам приходится показывать эти книги, хотя экспонатов хватит на десятки выставок.

- Перед нами лежат подлинные произведения искусства, - начал Сергей Анатольевич, заметив, что упор при формировании «Света дневного — слова книжного» был сделан только на те рукописи и книги, которые лучше всего помогают понять историю старообрядчества Урала.

Но не стоит думать, что за уральским хребтом до того, как бежали сюда хранители дораскольного православия, не было «ученой» жизни. Первые русские, переселявшиеся в эти места на исходеXVI столетия, привозили с собой все самое главное — жен, детей, коров, книги, иконы и отдельные богослужебные предметы. И не удивительно, что Урал того времени был довольно ярким книжным местом.

«Книгу нес в мешке из-под картошки»

Выставка начинается с редчайших образцов рукописей.

- Все вы знаете латинское высказывание Habent sua fata libelli(«Каждая книга имеет свою судьбу»), но то, что мы видим, опровергает эту мысль: перед нами рукописные книги, судьбы которых неизвестны и не представляется возможным проследить их появление на Урале, - говорит он, указывая на старейшую рукопись собрания екатеринбургских археографов конца XV века.

Речь идет о Евангелии, которое имеет на себе следы южно-славянского влияния с балканской плетенкой и, разумеется, со славянизмами.

- Вероятнее всего, книга все же создана на Руси и, наверное, попала к нам откуда-то из районов Пскова или Новгорода вместе с одним из потоков переселенцев, - рассказывает ученый, все более увлекаясь несвойственной для себя ролью. - По соседству еще одна интересная книга. Мне она важна, как память: это рукопись XVIвека, которую мне удалось «добыть в поле», то есть в глухой деревне у тех самых старообрядцев. В мешке из-под картошки я радостно тащил ее к нашему лагерю несколько километров, а теперь она перед вами.

А рядом лежат книги печатные, датированные XVII веком. Вот еще одно Евангелие, напрестольное. Оформлено богато, что говорит о значимости и богослужебной важности его. Своим внешним видом оно словно напоминает, что серебряные, золотые оклады и украшение драгоценными камнями не были только уральской уникальностью, но местные староверы с точностью переняли и продолжили эту традицию. К сожалению, книга под стеклом и размещена в закрытом виде.

- Вы не увидите ее внутреннюю красоту, но поверьте мне на слово: там все прекрасно, поскольку это дело рук столичного старообрядца Анисима Ивановича Радишевского — он был не только книгопечатником, но и неплохим изографом-гравюристом, - повествует Сергей Белобородов. - Здесь же вашему вниманию образец западной книги, пришедшей к нам из города Львов, с типичными элементами книги высокого класса — шрифтами, гравюрами и другими элементами, многие из которых понятны будут только ученым.

Уникальное явление русской истории

Но все это — только присказка, потому что отсюда начинается основное содержание выставки, непосредственно посвященное изданиям последователей старой веры. Вот, к примеру, иосифовская Псалтырь 1652 года — это последнее дореформенное издание книги, а рядом лежит аналогичная, но уже с «никоновскими» исправлениями. Над ними висит классический старообрядческий лубок с ярко отраженными на нем искажениями «до» и «после» реформы: привычный русским людям восьмиконечный крест здесь заменен на четырехконечный, что автоматически обрекало его на проклятия и именование «еретическим», и тут же изображение двуперстия, замененного после реформы на «щепоть», то есть на три соединенных между собой пальца — большой, средний и указательный, которыми и совершают сегодня крестное знамение новообрядцы. Все это, по словам ученых, «нервировало, волновало и доводило до исступления верующих».

По соседству с лубком портрет некоего Долмата. Это монах, еще в 1644 году заложивший на Исети в районе современной Курганской области Успенский скит, позже разросшийся до монастыря. Монах стал его первым настоятелем и в годы, когда повсеместно по стране «гремел» раскол Русской Церкви, Долмат оставался верен тому православию, которое когда-то принял всем сердцем. Так и упокоился он «раскольником», хотя его неоднократно пытались переубедить в его упертости…

Твердость в вере демонстрировали и старообрядцы, добровольно шедшие на смерть, чтобы не принимать новшества патриарха Никона, царя Алексея Михайловича и многих тысяч их последователей. Имена некоторых из них навсегда вписаны в Синодик, выставленный еще на одной витрине. Это не Синодик патриарха Иова, используемый в церквах, потому что этот посвящен конкретным людям и их поминовению. Причем рядом с именами покойных имеются указания, где те погибли. Дело в том, что в нем перечислены староверы, погибшие в гарях — в массовых самосожжениях в знак протеста с тем, что «чудили» официальные церковные и государственные мужи. Гари были уникальным явлением русской истории, которое и до сих пор покрыто завесой как будто черной сажи.

- По некоторым данным, отдельные гари в конце XVII – начале XVIII веков унесли по десятку тысяч человек, - отметил археограф и добавил, что первое самосожжение, о котором имеются упоминания в исторических источниках, относится к 1679 году — в ней за один раз сгорело аж 1700 человек!

Но, конечно, не все противники церковных новшеств спешили отдать Богу душу. Многие продолжали бороться, бежали подальше от Москвы, прятались там, где, казалось, не жить можно, а только выживать. Но и там, где оседали старообрядцы, подолгу находиться им не давали — местные власти продолжали жестко, а вернее — даже жестоко «искоренять раскол», заставляя тех пребывать в постоянном движении с места на место. Бегая по лесам, староверы не могли обходиться без молитв и богослужений — это-то и заставило их, во-первых, осваивать рукописную передачу молитвенных знаний, а во-вторых, изобретать способы уменьшения икон — так родились знаменитые староверские медно-литые складни, которые было удобно класть в карман.

Легендарные книжки-малютки представлены двумя различными экземплярами, в которых современному человеку прочесть что-то почти нереально, тогда как записи, если смотреть при многократном увеличении, выполнены очень твердо, выписаны предельно четко и прекрасно сохранены.

Еще одно уникальное явление

Качественное нанесение красок стало отличительной особенностью и еще одного уникального старообрядческого явления — невьянской школы иконописи. Подобная выставка не могла обойтись без них. На имитации «красного», то есть самого главного и традиционно нарядно украшенного иконами угла в избе, выставлены экспонаты из музея «Невьянская икона» уральского коллекционера Евгения Ройзмана. На образах мы видим святого Григория Синаита и святую Екатерину, небесную покровительницу уральской столицы. Ученый уверяет: образ последней достаточно редок, поскольку мученица по какой-то причине была не особенно популярна и востребована среди старообрядцев, живших на Урале.

И вот он, Невьянск. Легендарная вотчина Демидовых, центр уральского древлеправославия, город-завод. На масштабной панорамной карте видим и наклонную башню, и пруд, и типичную одно-, реже двухэтажную застройку. Экскурсовод отмечает примечательный факт: до 1745 года, до смерти Акинфия, ни на одном из 25 его заводов не было ни одной никонианской церкви, за исключением… как раз Невьянска. Здесь церковь была построена еще в 1702 году по личному распоряжению Петра Первого и с этим, по понятным причинам, заводчик ничего не мог поделать.

Под панорамой выставлены поморские рукописи — это литература наглядно представляет радикальное беспоповское течение староверов, уверенных: священство иссякло и остается, безмерно жалея о том, обходиться «своими силами». Самое яркое их произведение — апологетическое для древлеправославных христиан всех согласий: речь об «Ответах», где объясняются и причины раскола Церкви с позиции самих староверов, и их объяснение, почему они продолжают держаться своей веры. Еще одна поморская рукопись — месяцеслов со святцами. Он наглядно развенчивает миф о староверах, как о строгих, жестких бородачах, непримиримых ни к чему «светскому», что расходится с их представлением о мироустройстве. Сергей Белобородов объясняет:

- Перед нами, казалось бы, соединено не соединяемое: это типичный для верующих месяцеслов, но проиллюстрированный... знаками зодиака: это лишь подтверждает истину о том, что старообрядцы — это нормальные люди, которым было присуще чувство юмора.

У белокриницкого согласия была, однако, совсем другая традиция, без подобных вольностей. Вот их «замечательная книга Ирмологион», состоящая из ирмосов — первых из девяти песен каждого канона в византийском, а позже русском православном богослужении, в которых прославляются священные события или лица. Понятно, что эта книга регулярно используется во время службы, поэтому в храме она часто лежала на самом видном месте и была декоративно украшена. Внешний вид этого образца не типичен для Урала — этот экземпляр попал сюда из подмосковных Гуслиц, негласно иллюстрируя тесную связь столичного региона с уральским. Позже, к концу XIX века, представители этого согласия развернули в центре Екатеринбурга активную печатную деятельность, которая, однако, не афишировалась: в усадьбе старовера Грачева, верующие тайно печатали необходимые им для служб и проповедей книги.

- Это кажется невероятным, но здесь действительно было развито книгопечатание! - подчеркивает Сергей Анатольевич, тут же предлагая взглянуть еще на один из образцов, выполненных гектографическим способом, который априори предполагал небольшой тираж. - Первый экземпляр специально обученный человек готовил от руки, правда, особыми чернилами, после чего начинали создавать оттиски.

А после 1905 года, когда Николай Второй подписал свой известный «Указ о веротерпимости», у старообрядцев начался «золотой век» - их перестали гнать и преследовать, они получили доступ свободно исповедовать веру, молиться и заявлять о себе, что, однако, не поставило точки в развитии их книжности, ведь и сегодня пишутся молитвы, создаются новые образцы изданий, которые, как и ценные фолианты, бережно хранятся и передаются из поколения в поколение. Не случайно ученые, ставшие в ХХ веке хозяевами богатейшей коллекции книг староверов, неустанно подчеркивают: это стало возможным, благодаря самим носителям той бесценной духовной культуры, которую не победили ни гонения властей, ни суровость и дикость природы тех мест, которые им приходилось обживать буквально с нуля...

Выставка «Свет дневной есть слово книжное» в Музее истории Екатеринбурга будет работать до конца января 2019 года.

 

18
Декабрь
0
1059

Комментарии к записи: 0

avatar
Loading...