• $ USD 00,00
  • € EUR 00,00
Как уникальный центр, где лечатся пациенты со всей России, борется за свое существование

Как уникальный центр, где лечатся пациенты со всей России, борется за свое существование

Сюда приходят, хромая, опираясь на трость, или на костылях, других родные привозят на инвалидных колясках, а вот уходят отсюда обычно самостоятельно… чаще всего, на обеих ногах и с гордой походкой. Но перед тем, как уйти, с благодарностью оборачиваются, а то и головой покачивают: «Бывает же такое… Не ожидал...» В начале года уникальный для России Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр столкнулся с проблемой, которая ставила под вопрос его дальнейшее существование в привычном виде.

Это место ломает все привычные стереотипы о медицинском учреждении. Бахилы и кулеры с водой — бесплатно, очередь к регистраторам — электронная и движется на удивление быстро, персонал — вежливый, участливый. Сначала даже возникает ощущение, будто оказался в пятизвездочном отеле: такие же заботливые и участливые девушки-администраторы, такой же светлый и впечатляющий холл, вызывающий восторг, и даже гардероб какой-то «не такой», каким мы привыкли видеть его в наших государственных или муниципальных больницах, пусть и оснащенных достаточно современно.

Детище легендарного Тетюхина

Я стою на пороге лечебно-реабилитационного центра в Нижнем Тагиле, который вот уже почти пять лет, то есть ровно столько, сколько существует, буквально «гремит» на всю Россию. Его успех связан с той высококачественной медицинской помощью, которую оказывают здешние врачи, отобранные, как семена из плевел, из лучших медучреждений страны, и приглашенные сюда работать.

Центр — это детище легендарного на Урале миллиардера Владислава Тетюхина (журнал «Форбс» в 2012 году оценивал его состояние в 650 миллионов долларов, хотя официально сам Владислав Валентинович это не подтверждал и даже, говорят, стеснялся, когда его называли «олигарх» или «миллиардер»), известного титанового «короля», в прошлом — директора и президента Верхне-Салдинского металлургического производственного объединения «Ависма». В девяностые он не дал погибнуть своему родному городу, привлек средства в развитие производства и тем обеспечил население работой, а когда предприятие прочно встало на ноги, он не стал покупать яхты или виллы на Средиземноморском побережье и частные самолеты, не обложил себя материальными благами, хотя теоретически мог бы это сделать. В 80 лет, когда, казалось бы, он имел полное право уйти на заслуженный отдых, заработанные за жизнь 3,2 миллиарда рублей вложил в... медицинский центр, который построил за несколько лет в рамках частно-государственного партнерства с личного «благословения» Владимира Путина. Так Тетюхин материализовал свою мечту — создал учреждение по оказанию высокотехнологичной медицинской помощи населению на уровне европейских клиник, если даже не превосходящего их по оснащению и инфраструктуре.

- Строительство нашего центра началось в 2012 году, а в сентябре 2014-го мы уже открылись, - рассказывает исполнительный директор Алексей Щелкунов, отмечая, что нижнетагильский центр сравним по своему масштабу с государственными федеральными центрами аналогичного профиля – ортопедии и вертебрологии, построенными по программе развития здравоохранения России в Смоленске, Чебоксарах и Барнауле. - Наш основной профиль — это высокотехнологичная медицинская помощь в области эндопротезирования крупных суставов (в первую очередь, - тазобедренного и коленного). Потребность в операциях подобного рода в стране «закрыта» сегодня меньше, чем наполовину: ежегодно надо проводить до 280-320 тысяч операций, а на деле проводится не более 140 тысяч. Из-за этого очередь все увеличивается.

Здесь лечатся даже олимпийские чемпионы

...По чистым «как в аптеке» коридорам меня проводит специалист центра Светлана Ступникова. Показывает оснащение помещений, заводит в кабинеты, где утро рабочего дня идет своим чередом: люди проходят обследования, сдают анализы и готовятся к приему в стационар, консультируются, другие уже выписываются. Отделения лучевой и функциональной диагностики, клинико-диагностическая лаборатория, оперблок, стационар.

- Кроме операционного, центр оснащен и высококлассным оборудованием от лучших производителей для проведения различных исследований — рентгена, УЗИ, МРТ, - объясняет Светлана Алексеевна.

По ее словам, сюда приезжают из разных уголков России и тоже, как и я, удивляются на входе, а потом делятся эмоциями с врачами. Лечатся здесь и бабушки из глубинки, и именитые пациенты — например, оперировались олимпийцы Валерий Резанцев, двукратный чемпион по греко-римской борьбе, Александр Тучкин — советский, белорусский и российский гандболист, в числе последних — Ирина Тебенихина, волейболистка клуба «Уралочка», серебряный призер Олимпиады-2004.

Мы проходим по этажам, где размещены спортзалы с тренажерами и специальными устройствами — здесь пациенты занимаются после операций. А вот комната для кинезиотерапии — первый этап реабилитации: людей учат шагать, переступать препятствия, правильно держать ноги.

В 2016 году «десант» именитых хирургов из Европы участвовал здесь в конференции – медики из Европы оказались под большим впечатлением от этого центра, созданного на удалении от крупного Екатеринбурга.

От Дагестана до Сахалина

Марии Санатовой из Дагестана недавно заменили тазобедренный сустав, поэтому залы для разминки она посещала в обязательном порядке.

- Про эту клинику я узнала случайно — сыновья посмотрели отзывы и мы с ними решили, что приехать лучше сюда, чем в государственные центры, - рассказывает Мария Александровна и, понизив голос, объясняет: несколько лет назад она делала аналогичную операцию на другой ноге и в другом центре и до сих пор вспоминает о ней с ужасом — то ли что-то пошло не так, то ли врачи оказались «не той» квалификации, но передвигаться самостоятельно после хирургического вмешательства она долго не могла.

В этот раз все прошло удачно — женщина уже заканчивает реабилитацию (говорит: «Я даже не чувствую, что меня прооперировали, так все удачно получилось») и через несколько дней улетает домой. Билет уже купила — возвращаться будет одна, потому что чувствует себя хорошо, в своих силах уверена и решила родственников не беспокоить.

- Я еще думала, ехать мне оперироваться в Иркутск или в Санкт-Петербург, но рада, что приехала сюда — уровень помощи здесь просто сказочный, а мой врач Канат Юсупов — настоящий мастер своего дела! - добавляет она.

Ее соседка по палате Нина Ивановна Откупчикова из Режа лежит с тем же «недугом».

- Мне врач в моей поликлинике сразу сказал, что в Екатеринбурге медицина похуже — езжай в Нижний Тагил, там условия совершенно другие, - говорит она и уверяет: ее операция прошла настолько успешно, что через полгода она подумывает вернуться сюда со вторым тазобедренным суставом, который тоже уже давненько беспокоит ее.

Кстати, помощь, в области эндопротезирования тазобедренных суставов, которую здесь оказывают, по полису ОМС могут бесплатно получать жители всех регионов России. Таких пациентов в этом центре порядка 470 человек в год, из 47 регионов страны...

А в соседней палате послеоперационные процедуры проходит Александр Смоляр — его несколько лет мучил артроз правого колена. Такой недуг требовал оперативного и дорогостоящего лечения — эндопротезирования, то есть полной замены существующего сустава.

- Я прилетел из Южно-Сахалинска, работаю на руководящей должности, поэтому времени бегать по больницам у меня нет, но боли в последнее время стали постоянными, и я решил сделать платную операцию, - бодро рассказывает мужчина, признаваясь, что не стал ждать квот по своему региону — поехал в Москву.

По словам Александра Александровича, в столице в одном из центров (называет одно из известных в стране медицинских заведений) ему пообещали провести операцию за 550 тысяч рублей, но, когда он узнал, что на Урале такую же операцию делают вдвое дешевле, при этом проводят качественную трехнедельную послеоперационную адаптацию, был удивлен.

- Я стал изучать этот вопрос, наткнулся на тагильский центр, - объясняет он. - И удивился, что в этом не-областном городе есть медицинское учреждение такого уровня. Позвонил.

- Когда приехать можно? - наудачу спросил он.

- А когда бы вы хотели? - поинтересовались на том конце трубки.

- Завтра, - пошутил он, а когда услышал «приезжайте», быстро заказал билет, сдал все анализы и через несколько дней вылетел в Екатеринбург.

О своей операции он со свойственным ему юмором рассказывает так:

- Мне сделали спинальный наркоз: я был в сознании. Страшновато, конечно, хотя сейчас уже смешно — ничего более простого из хирургического вмешательства у меня не было, хотя я пережил 12 разных операций под общим наркозом. После того, как мне поставили маленький укол, я уже ничего не чувствовал, а потом, как рассказали врачи, в спинной мозг ввели какое-то вещество, а я лишь наблюдал, что со мной делают. И вот я лежу, а врачи о чем-то своем говорят, потом смотрю — ногу куда-то понесли. И тут я понял, что это моя нога. Я даже шутил с врачами, просил их не слишком молотком бить, а то вроде как неприятно… И через час меня уже привезли назад, в палату. На второй день меня подняли — я сел, на третий уже начал потихоньку разрабатывать сустав, на пятый нога уже на 90 градусов сгибалась. Это чудесная операция, я не чувствую, что во мне что-то новое, хотя сустав у меня теперь металлический. Процедур много — лежать спокойно не дают: физкультура, разминка… Жду, когда сустав приживется. Если весь этот период пройдет правильно, то вскоре я буду ходить на своей ноге и забуду о той боли, которую долгое время терпел…

Мужчина говорит, что не доверился сахалинским врачам, потому что узнал: нижнетагильский центр - «нереального» уровня. «Я строитель и примерно представляю, сколько времени это строилось, какие инвестиции сюда были вложены», - добавляет он, подчеркивая: такого центра на Сахалине и в «той» части России даже близко нет.

Мечта любого медика

- Пациент из Южно-Сахалинска, которому в Москве «зарядили» такую цену, получил бы там, возможно, даже меньшую помощь, чем здесь, поскольку у нас длительный период реабилитации – мы не отпускаем пациентов, пока не убедимся, что они в порядке, - объясняет главврач Сергей Амзаев — сюда перед открытием центра он переехал из Подмосковья по приглашению руководства.

Сергей Юрьевич начинал здесь простым врачом и участвовал в самой первой операции, которая проводилась в центре. Со временем он возглавил все медицинское направление центра. Его подчиненные — яркие образчики современных врачей, высококвалифицированные молодые специалисты.

- В этом нет какой-то особой кадровой политики, просто такова закономерность: чем моложе сотрудник, тем он более легок на подъем, - делится Сергей Юрьевич. - Поэтому большая часть медперсонала, и 90 процентов врачей, - это люди, приехавшие из разных регионов России, в том числе с Дальнего Востока.

Их обеспечили жильем, поселили в благоустроенных квартирах на территории центра, по договоренности с медучреждением администрация Нижнего Тагила обеспечила детей сотрудников местами в школах и детсадах. Перед трудоустройством практически каждый доктор приезжал сюда на две недели, работал, а руководство оценивало, как он ведет себя в своей специальности, какой техникой владеет, после чего решало, приглашать специалиста на работу или нет.

И до сих пор кандидаты на трудоустройство выстраиваются в очередь, понимая, что, если попасть сюда, то за короткий период времени удастся наработать огромный опыт — каждый хирург-ортопед практически ежедневно работает в операционной, и уже через год имеет за плечами порядка трехсот собственных операций.

- Как известно, у врачей вся работа проходит в стенах больницы, и насколько внутри комфортно и благородно, настолько медикам приятно здесь трудиться — с хорошим оборудованием, штатом специалистов, возможностями для саморазвития, внедрением новых технологий, стажировок в Германии и Австрии, с участием в интереснейших конференциях, - говорит главврач. - И все это мы можем дать своим сотрудникам, при этом зарплата у них выше, чем в среднем у врачей в Свердловской области.

«Нас не услышали и урезали квоты»

...В 2019 году жизнь центра могла кардинально измениться: на некоторое время возник реальный риск, что Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр в Нижнем Тагиле потеряет часть квалифицированного персонала, так тщательно подобранного, а пациентам придется ждать операций по несколько лет. То, что случилось в январе, для руководства оказалось действительно неожиданным: областной Минздрав почти на четверть понизил квоты по операциям по ОМС — вместо 4500 госпитализаций область «заказала» у медцентра только 3500.

- Не спрашивайте, почему — нам это до сих пор неясно, - говорит Алексей Щелкунов и объясняет, что заявка на 2019 год отправлена была своевременно, как и положено, до первого сентября 2018 года. - В ней мы обозначили планируемые объемы, которые на самом деле даже превышали число операций в предыдущие годы. То есть мы готовы были оперировать больше, чем раньше. Нас не только в этом смысле не услышали, но еще и урезали.

Сложившаяся ситуация могла бы стать критичной, в первую очередь, для пациентов. Но и учреждение не осталось бы в стороне. Если бы все развивалось по сценарию свердловского Минздрава, здесь вынуждены были бы заменять бесплатные услуги аналогичными платными, часть высококвалифицированных специалистов оказалась бы невостребованной. К сожалению, не обошлось бы и без увольнений. Из федерального медучреждения с мировой репутацией Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр постепенно стал бы скатываться на уровень провинциальной больницы. Понятно, что учреждению хотелось бы иметь не только региональные квоты на высокотехнологичные операции, но и федеральные. Пока их нет — учреждение работает вполсилы.

- Хотя это и кажется нам недопустимым, ведь об этом говорит и президент Владимир Путин, - добавляет Алексей Владимирович. - По нашему мнению, видимых оснований для сокращения квот от Правительства Свердловской области не было – мы чувствуем и видим огромную потребность у населения в тех операциях, которые проводим.

Переживал об этом и сам Тетюхин, снова и снова подчеркивая в своих немногочисленных интервью, что, если с областью еще как-то договариваться можно, то с федеральным центром — почти нереально. В Москве мощности частно-государственного центра в расчет берут в последнюю очередь — по закону, квоты положены лишь государственным медицинским центрам, которые и загружают работой.

Ситуацию с региональными квотами пришлось спасать лично генеральному директору Владиславу Тетюхину — он вынес эту проблему на уровень губернатора. В ходе личной встречи сумел объяснить главе Среднего Урала, что сокращать объемы выполняемых операций нельзя, тем более, что даже в этом случае центр будет загружен только на половину — потенциал у медучреждения огромен! И в начале апреля ему вернули прежние объемы.

После этого в центре решили, что постараются подобного сценария в будущем не допускать. Руководство уже выступило с инициативой к областному Минздраву подписать соглашение, которое бы исключало такие ситуации, напомнив чиновникам, что медцентр — это продукт партнерства государства и частного капитала. И региональная власть, вложившая в свое время более миллиарда рублей в строительство центра, не заинтересована в том, чтобы сегодня он работал, а завтра бы закрылся.

- Решение об участии правительства области в строительстве центра в 2012 году принималось осознанно, исходя из того, что многим людям нужна была срочная помощь в эндопротезировании — не только в отдельно взятой Свердловской области, но и в целом по России, поэтому мы строились с учетом, что помощь будем оказывать всем, кто страдает и недополучает того, что реально можно получить… Когда в одном месте собраны такие уникальные компетенции — и технологические, и организационные, и трудовые — потерять все это было бы, по меньшей мере, неразумно.

К счастью, пока ничего страшного для уникального не только для Урала, но и для всей страны учреждения не произошло. Владислав Валентинович вновь сделал доброе дело — благодаря его вмешательству, и последовавшему губернаторскому решению, сотни уральцев в этом году будут прооперированы и смогут ходить. И, несмотря на то, что по этим видам помощи Россия пока в шесть-семь раз отстает от стран Европы и Америки, уральский центр серьезно улучшает общегосударственную статистику в области ортопедического лечения. Значит, у пациентов после перенесенных травм на горных лыжах или сноуборде, с повреждениями коленного сустава, миниска, связок, вывихов плечевого сустава и переломов есть шанс дождаться своей очереди и получить важную услугу — кому-то бесплатно, кому-то по минимальной рыночной цене без лишних накруток.

***

Встреча Владислава Тетюхина с губернатором Свердловской области Евгением Куйвашевым стала последним публичным мероприятием человека, который навсегда вошел в историю России. В день, когда я побывал в этом центре, кабинет Владислава Валентиновича был закрыт. И хотя сотрудники уверяли, что их генеральный директор просто занят, он уже чувствовал себя неважно, и атмосфера в центре была соответствующей. Вскоре на сайте медучреждения появилась печальная новость:

«После тяжелой болезни на 87-м году ушел из жизни вдохновитель и основатель Уральского клинического лечебно-реабилитационного центра в Нижнем Тагиле, доктор технических наук, действительный член РАЕН Владислав Валентинович Тетюхин. Он создал уникальный медицинский центр в Нижнем Тагиле, это один из самых масштабных социальных проектов в современной истории России.

Медицинский центр стал для Владислава Валентиновича осознанным и бескорыстным делом и гражданским подвигом. Семь последних лет своей жизни до последнего дыхания было отдано им борьбе за право на медицинскую помощь для всех жителей России. Десятки тысяч людей получили здесь медицинскую помощь, обрели здоровье и возможность трудовой деятельности. Полная трудов и свершений жизнь Владислава Валентиновича в медицине является великим примером истинного патриотизма и служения Отечеству».

 

 

18
Декабрь
0
3759

Комментарии к записи: 0

avatar
Loading...